Житие луки крымского

Житие Луки Крымского

Будущий архиепископ Лука поступил на медицинский факультет Киевского университета и в 26 лет блестяще окончил его, сразу приступив к работе в Чите в военном госпитале (в то время как раз началась русско-японская война). В госпитале Валентин женился и в их семье родились четверо детей. Жизнь привела будущего святого сначала в Симбирскую а затем и в Курскую губернии.

Житие Луки Крымского

Священнический сан Валентин принял неожиданно для себя, после краткого разговора с епископом Иннокентием, состоявшимся после выступления Валентина с докладом опровергающим тезисы научного атеизма. После этого жизнь великого хирурга стала еще сложнее: он трудился за троих — как врач, как профессор и как священник.

Житие Луки Крымского
Житие Луки Крымского

В 1934 году был опубликован его труд «Очерки гнойной хирургии», ставший вскоре классикой медицинской литературы.

Будучи уже сильно больным, с плохо видящими глазами, Святитель был подвергнут допросу «конвейером», когда 13 дней и ночей в ослепляющем свете ламп следователи, сменяя друг друга, беспрерывно вели допрос, вынуждая его оговорить себя. Когда епископ начал новую голодовку, его, обессиленного, отправили в казематы госбезопасности.

После новых допросов и пыток, истощивших его силы и приведших в состояние, когда он уже не мог контролировать себя, святитель Лука дрожащей рукой подписал, что признает свое участие в антисоветском заговоре.

Житие Луки Крымского

Через год архиепископ Тамбовский и Мичуринский Лука стал лауреатом Сталинской премии первой степени за научную разработку новых хирургических методов лечения гнойных заболеваний и ранений, изложенных в научных трудах «Очерки гнойной хирургии» и «Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов».

В 1956 году он полностью ослеп но продолжал нести свою службу людям — как архиерей и как врач. Епископ Лука Войно-Ясенецкий (Крымский) мирно упокоился 29 мая 1961 года. На его похоронах присутствовало все духовенство епархии и огромная толпа людей, а могила святителя Луки вскоре стала местом паломничества, где по сей день совершаются многочисленные исцеления.

Житие Луки Крымского

Подготовлено по материалам иеромонаха Макария Симонопетрского.

Смотрите так же:

Источник: http://luka.rpcb.ru/svt-luka-vojno-yaseneckij/

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий) (1887–1961): биография и житие кратко, годы жизни, деятельность

18 марта Русская православная церковь празднует обретение мощей святителя Луки (Войно-Ясенецкого), исповедника, архиепископа Симферопольского и Крымского, гениального хирурга, по чьим трудам студенты-медики учатся до сих пор.

– Как это вы верите в Бога, поп и профессор Ясенецкий-Войно?Разве вы видели своего Бога?– Бога я действительно не видел, гражданин общественныйобвинитель. Но я много оперировал на мозге и, открываячерепную коробку, никогда не видел там также и ума.И совести там тоже не находил.

  • На заседании Ташкентского суда по «делу врачей»
  • Становление

Валентин Феликсович (так звали в миру будущего святителя) родился в Керчи в 1877 году в семье фармацевта, чей белорусский полонизированный род был весьма древним и знатным, но обедневшим. В 1889 году в Киеве Валентин получил гимназическое и художественное образование.

Некоторое время поколебавшись, будущий гениальный хирург решил продолжить обучение на медицинском факультете Киевского университета, найдя медицину более полезной для общества. В тот раз он не прошел. Лишь в 1898 году Валентин стал студентом-медиком. В промежутке он успел побыть рьяным толстовцем и разочароваться в нем, но все же сохранил часть толстовско-народнических идей.

Во время учебы на медфаке талант художника и любовь к форме развились у студента в любовь к анатомии. Путь хирурга был определен.

Житие Луки Крымского

Мужицкий врач

Несмотря на то что еще в университетские годы Валентину Феликсовичу прочили профессорскую долю, он выбрал судьбу земского врача. Этого решения не понял никто, но ведь именно служению простому народу хотел посвятить себя Валентин Феликсович, отправляясь учиться на медфак. В деревнях тогда свирепствовала глазная болезнь трахома.

Святитель целиком посвятил себя работе, лечил больных в больнице и на дому, проводил глазные операции, люди прозревали. Однажды пришлось оперировать целую семью, в которой от рождения были слепыми родители и пятеро детей. Шестеро прозрели.

Степень доктора Валентин Феликсович получил за диссертацию по регионарной анестезии – самой сложной и самой щадящей.

Житие Луки Крымского

Монашество

Во время Русско-японской войны Валентин Феликсович, работавший на Дальнем Востоке и совершенно не думавший о священничестве или монашестве, женился на одной из сестер милосердия – Анне Ланской. После войны семейство Войно-Ясенецких продолжило ездить по земским городкам.

Тогда же святитель начал свои самые знаменитые «Очерки гнойной хирургии» (за них была вручена Сталинская премия в 1946 году). В 1919 году не стало Анны – туберкулез. Спустя два года вдовец и отец четверых детей стал священником, а еще спустя два года – монахом с именем Лука. В разгар Гражданской войны святитель не снимал священнического облачения.

В больницу приходил в нем, лекции студентам читал тоже в нем. Перед началом операции молился и благословлял всех участников процесса. Конечно, так не могло долго и беспрепятственно продолжаться. Вскоре после тайного рукоположения в 1923 году в епископы святителя Луку арестовали за «контрреволюционную деятельность». Последовали 11 лет тюрем и ссылок.

Но и тогда святой не оставлял своей медицинской деятельности и продолжал впечатлять людей, особенно в годы Великой Отечественной войны. Пожалуй, всего и не уместишь в короткий рассказ о святом хирурге. Добавим лишь, что больше половины денег от Сталинской премии он отдал детям, пострадавшим от последствий войны.

В 1956 году потерял зрение, но продолжал принимать страждущих, теперь молясь о них. Святитель упокоился 11 июня 1961 года, в День всех святых, в земле Российской просиявших.

Житие Луки Крымского

Пожалуйста, оцените материал:

Просмотры: 2226

Источник: https://histrf.ru/biblioteka/b/kratkii-kurs-istorii-sviatoi-khirurgh-sviatitiel-luka

День памяти святителя Луки (Войно-Ясенецкого), исповедника, архиепископа Симферопольского и Крымского

27 ап­ре­ля 1877 го­да в го­ро­де Кер­чи в се­мье про­ви­зо­ра Фе­лик­са Ста­ни­сла­во­ви­ча Вой­но-Ясе­нец­ко­го и его же­ны Ма­рии Дмит­ри­ев­ны ро­дил­ся тре­тий сын Ва­лен­тин. Все­го же в се­мье Вой­но-Ясе­нец­ких бы­ло пя­те­ро де­тей: Па­вел, Оль­га, Ва­лен­тин, Вла­ди­мир и Вик­то­рия.

Отец был бла­го­че­сти­вым ка­то­ли­ком и дер­жал­ся несколь­ко от­стра­нен­но от осталь­ной, вос­пи­тан­ной в пра­во­слав­ном ду­хе, ча­сти се­мьи. Ис­крен­ние мо­лит­вы ро­ди­те­лей Ва­лен­тин на­блю­дал с ран­не­го дет­ства, что, несо­мнен­но, по­вли­я­ло на фор­ми­ро­ва­ние его ми­ро­воз­зре­ния.

 Житие Луки Крымского Святитель Лука Крымский, архиепископ Симферопольский

Го­то­вясь стать ху­дож­ни­ком, Вой­но-Ясе­нец­кий увле­чен­но за­ни­мал­ся ри­со­ва­ни­ем, но, в от­ли­чие от сво­их то­ва­ри­щей по за­ри­сов­кам, он вы­би­рал не пей­за­жи окрест­но­стей Ки­е­ва и не жан­ро­вые сце­ны.

Ва­лен­ти­на влек­ла ду­хов­ная сто­ро­на жиз­ни: «В это вре­мя впер­вые про­яви­лась моя ре­ли­ги­оз­ность. Я каж­дый день, а ино­гда и два­жды в день ез­дил в Ки­е­во-Пе­чер­скую Лав­ру, ча­сто бы­вал в ки­ев­ских хра­мах и, воз­вра­ща­ясь от­ту­да, де­лал за­ри­сов­ки то­го, что ви­дел в Лав­ре и хра­мах.

Я сде­лал мно­го за­ри­со­вок, на­брос­ков и эс­ки­зов мо­ля­щих­ся лю­дей, лавр­ских бо­го­моль­цев, при­хо­див­ших ту­да за ты­ся­чу верст, и то­гда уже сло­жи­лось то на­прав­ле­ние ху­до­же­ствен­ной де­я­тель­но­сти, в ко­то­ром я ра­бо­тал бы, ес­ли бы не оста­вил жи­во­пи­си.

Я по­шел бы по до­ро­ге Вас­не­цо­ва и Несте­ро­ва, ибо уже яр­ко опре­де­ли­лось ос­нов­ное ре­ли­ги­оз­ное на­прав­ле­ние в мо­их за­ня­ти­ях жи­во­пи­сью».

Од­на­ко во вре­мя всту­пи­тель­ных эк­за­ме­нов в Пе­тер­бург­скую Ака­де­мию ху­до­жеств юно­шей овла­де­ло тя­же­лое раз­ду­мье о том, пра­виль­ный ли жиз­нен­ный путь он из­би­ра­ет: «Недол­гие ко­ле­ба­ния кон­чи­лись ре­ше­ни­ем, что я не впра­ве за­ни­мать­ся тем, что мне нра­вит­ся, но обя­зан за­ни­мать­ся тем, что по­лез­но для стра­да­ю­щих лю­дей», — вспо­ми­нал свя­ти­тель.

По мне­нию Ва­лен­ти­на, по­лез­ной для стра­да­ю­щих лю­дей бы­ла ме­ди­ци­на, так как имен­но в ме­ди­цин­ской по­мо­щи осо­бен­но нуж­да­лась рос­сий­ская глу­бин­ка.

Но осу­ще­ствить свое ре­ше­ние и на­чать уче­бу на ме­ди­цин­ском фа­куль­те­те Ва­лен­ти­ну Вой­но-Ясе­нец­ко­му уда­ет­ся не сра­зу: еще год он про­учил­ся в ху­до­же­ствен­ной шко­ле в Мюн­хене, за­тем (в 1897–1898 го­дах) на юри­ди­че­ском фа­куль­те­те Ки­ев­ско­го уни­вер­си­те­та.

В 1898 году он поступил на медицинский факультет Киевского университета. Находясь под влиянием православной матери, будущий святитель становится осознано православным, порвав с кратким увлечением идеями Л.Н. Толстого. В годы Русско-японской войны работал хирургом в Чите, где женился на Анне Васильевне Ланской. Однако брак оказался недолгим – в октябре 1919 года она скончалась. В условиях нехватки духовенства он принимает 15 февраля 1921 года диаконскую хиротонию, а через неделю становится священником. При этом он продолжает врачебную и преподавательскую практику. В мае 1923 года он принимает тайный постриг и рукополагается во епископа, а через неделю его арестовывают. Первая ссылка закончилась в 1926 году, вторая продолжалась с 1930 по 1933. В следующем году он издает «Очерки гнойной хирургии», принесшие ему мировую известность как хирургу. С 1934 по 1937 год совмещает священнослужение с работой в Институте неотложной помощи города Ташкента. Третий арест произошел 24 июля 1937 года, но даже в ссылке оказывает врачебную помощь. Осенью 1942 года становится архиепископом Красноярским. Помимо работ по хирургии пишет апологетическую книгу «Дух, душа и тело». С мая 1946 года возглавляет Крымскую епархию. До последних дней жизни продолжал служение, несмотря на серьезное заболевание глаз. Скончался 11 июня 1961 года в воскресенье.

  • В день памяти святителя предлагаем вашему вниманию основные мысли первых глав из толкования святого на молитву Ефрема Сирина.
  • 1. О праздности 
  • 2. Уныние 
  • 3. Одна из причин уныния 
  • 4. Борьба с унынием 
  • Из слова на Пассию 
  • Библиография

Всякая духовная способность, оставленная без упражнения, теряется. Если человек не молится, то теряет способность молиться. Человек, который всегда отвергает пост, не заставит себя молиться. Кто не следит за духом, за сердцем своим, становится распущенным в духовном отношении, никогда ни за чем не следит. Душа, оставшаяся без упражнения, становится подобной ниве, не возделанной несколько лет, которая зарастает бурьяном, негодной травой, колючками, которую трудно сделать плодоносной. Праздность духа, неупражнение в добрых делах приводят к гибели души, к зарастанию души всеми сорными травами греха. Что такое дух уныния? Это то, что называют упадком духа. Люди, совсем не понимающие христианства, не понимающие нашей духовной жизни, думают, что вся религия христианская полна духом уныния. Глядя на монахов, ходящих в черной одежде потупив глаза и перебирая четки, думают, что вся религия уныла, как вид монахов. А это совсем не так. Это противоречит тому духу, которым проникнуто все христианство, ибо скажите, человек с упадком духа может ли обладать силой духовной, бодростью духовной, необходимыми для того, чтобы идти по узкому пути, неутомимо борясь с бесами? Конечно, нет. В уныние могут впадать даже люди святые. Почему, откуда? Уже не от сатаны, не от духов тьмы. Уныние возникает, когда временно бывают они оставлены Божьей благодатью. Это бывало со всеми святыми, это необходимое испытание каждого подвизающегося в благочестии. Необходимо оно, чтобы человек не приписал себе, своим силам, своим достоинствам, все, чего уже достиг. Нужно ему напомнить, что не своими силами достиг этого, а только Божьей благодатью. Когда человек достигнет высокой жизни, возомнит он иногда о себе, и Божия благодать его на время оставляет. Впадает он тогда в тяжелое, невыносимое состояние духа, сердце в нем сразу пустеет. Вместо тепла, от Бога посылаемого, водворяется в сердце холод, настает вместо света непроглядная тьма, вместо радости — глубокое уныние. Это Господь делает для того, чтобы напомнить подвижнику, что не своими силами, а благодатью Божией идет по Христову пути. Когда вступаете в беседу с Богом, Он утешает вас, отгоняет духа уныния. Когда приходите в храм Божий, где все так далеко от мирской суеты, вслушивайтесь в песнопения, и уйдет дух ваш из темной области уныния и воспарит. А если приступите к могущественному средству борьбы с унынием, которое дал Господь Иисус Христос, если на исповеди откроете сердце пред пастырем Церкви и если вслед за этим причаститесь Тела и Крови Христовой, почувствуете облегчение и радость, и тогда дух уныния с позором будет прогнан от вас. Чтобы понять вам, почему нужен был Иуда как орудие предания на смерть Господа, скажу я вам, что Бог не раз в глубокой древности избирал сосудами гнева Своего людей, погрязших во грехах, безнадежных для истины, избирал их орудием Своих Божественных действий. Таким был фараон, не хотевший отпустить народ израильский из Египта; таков был страшный царь Навуходоносор, таков был и Иуда. Но опять спросите, зачем попускает Бог, чтобы рождались такие злые люди, а если рождаются, скорее умирали бы. Опять критика Божиих путей, опять рассуждения о том, чего не понимаете. Понять надо, что злыми Бог никого не творит. Злыми не рождаются, злые потому злы, что сами избирают путь зла; они могли бы быть добрыми, избегнуть страшной участи Навуходоносора, фараона, Иуды, если бы этого захотели. Помните, помните основную и важнейшую истину – ту истину, что Бог насильно никого к Себе не привлекает, страхом и трепетом не заставляет повиноваться Ему. Помните, что только чистая свободная любовь к Богу угодна Ему. Подчинение из страха не имеет никакой нравственной ценности. Иуда, если бы захотел, мог бы не стать тем страшным предателем, которым стал.   1. Я полюбил страдание. Автобиография. Святитель Лука Крымский (Войно-Ясенецкий). — Приход храма Святаго Духа сошествия, 2013.     2. Святитель Лука. Архиепископ Симферопольский и Крымский. Избранные Творения. — Сибирская Благозвонница, 2010.

Читайте также:  Монастырь пантелеймона целителя на афоне

3. Толкование на молитву святого Ефрема Сирина Святитель Лука Крымский. — Сибирская Благозвонница, 2011. 

Тропарь святителю Луке, исповеднику, архиепископу Крымскому, глас 1

Возвестителю пути спасительного, /исповедниче и архипастырю Крымския земли, / истинный хранителю отеческих преданий, /столпе непоколебимый, Православия наставниче, /врачу богомудрый, святителю Луко, /Христа Спаса непрестанно моли / веру непоколебиму православным даровати /и спасение, и велию милость.

Кондак святителю Луке, исповеднику, архиепископу Крымскому, глас 1

Якоже звезда всесветлая, добродетельми сияющи, / был еси, святителю, / душу же равноангельну сотвори, / сего ради святительства саном почется, / во изгнании же от безбожных много пострада, / и непоколебим верою пребыв, / врачебною мудростию многия исцелил еси. / Темже ныне честное тело твое от земленных недр обретенное дивно Господь прослави, / да вси вернии вопием ти: / радуйся, отче святителю Луко, // земли Крымския похвало и утверждение.

Молитва святителю Луке, исповеднику, архиепископу Красноярскому и Крымскому

О всеблаженный исповедниче, святителю отче наш Луко, великий угодниче Христов. Со умилением приклоньше колена сердец наших, и припадая к раце честных и многоцелебных мощей твоих, якоже чада отца молим тя всеусердно: услыши нас грешных и принеси молитву нашу к Милостивому и Человеколюбивому Богу. Емуже ты ныне в радости святых и с лики ангел предстоиши. Веруем бо, яко ты любиши ны тою же любовию, еюже вся ближния возлюбил еси, пребывая на земли. Испроси у Христа Бога нашего, да утвердит чад Своих в духе правыя веры и благочестия: пастырям да даст святую ревность и попечение о спасении вверенных им людей: право верующия соблюдати, слабыя и немощныя в вере укрепляти, неведущия наставляти, противныя обличати. Всем нам подай дар коемуждо благопотребен, и вся яже к жизни временней и к вечному спасению полезная. Градов наших утверждение, земли плодоносие, от глада и пагубы избавление. Скорбящим утешение, недугующим исцеление, заблудшим на путь истины возвращение, родителем благословение, чадам в страхе Господнем воспитание и научение, сирым и убогим помощь и заступление. Подаждь нам всем твое архипастырское благословение, да таковое молитвенное ходатайство имущи, избавимся от козней лукавого и избегнем всякия вражды и нестроений, ересей и расколов. Настави нас на путь, ведущий в селения праведных, и моли о нас всесильнаго Бога, да в вечней жизни сподобимся c тобою непрестанно славити Единосущную и Нераздельную Троицу, Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.    

STSL.Ru

11 Июня 2019

Источник: http://stsl.ru/news/all/pamyat-svyatitelya-luki-arkhiepiskopa-simferopolskogo

«Краткое житие свт. Луки Войно-Ясенецкого архиепископа Крымского»

Эту необычную фамилию я впервые услышал в 70-е годы в институте.

Запомнились (и я их даже записал) слова доцента, читавшего лекцию: «Если кто-то из вас пойдет по нелегкой стезе хирурга, и вам удастся найти блестящую и очень редкую книгу «Очерки гнойной хирургии» профессора Войно-Ясенецкого, вы будете одним из счастливейших хирургов на свете: превзойти талант этого врача, бывшего одновременно епископом, до сих пор, мне кажется, никто не смог». Это был талант от Бога. По времени это событие совпало с изучением нами курса «научного» атеизма. Не знаю, как большинство, но я с интересом слушал лекции: для кого-то они были молотом, кующим безбожников, но в то же время для меня это был единственный, пожалуй, официальный источник, где можно было почерпнуть крохи знаний о религии (В.Ф.Войно-Ясенецкий. 1910. об истории Церкви, о Боге.)

Найти «Очерки» оказалось возможным, но я бросился на поиски сведений о человеке, который так странно сочетал в себе несовместимое для нас: профессию врача (материалиста!) и священнический сан (не иначе как мракобеса в «свете» атеистической премудрости).

Знакомые, к кому я обращался с вопросом, задумчиво повторяли «Войно-Ясенецкий?.. Епископ?..

нет, не слышали…» Работавшая в библиотечной системе не рядовым служащим родственница ничем помочь не смогла, и я, помнится, даже немного обиделся на нее, не доверяя и не понимая — «как это так — нет?..».

Только в 1989-м я встретил первое для себя в светской периодике «Воспоминание о профессоре В. Ф. Войно-Ясенецком» академика АМН СССР И. Кассирского. В своих воспоминаниях о враче-архиепископе он недоумевает, как это так «религиозность никогда не заглушала в нем великий голос совести врача, ученого и гуманиста»?

Чудачеством называет он неизменный обычай В. Ф. Войно-Ясенецкого перед операцией сотворить короткую молитву, перекрестить больного и обязательно начертить иодом на теле пациента крест.

Верующие, да еще с образованием, для мира были «буiи» — ненормальные, безумные, темные… Следуя логике неверия, задаешься вопросом: насколько же «ненормален» был этот человек, совмещавший в себе целителя душ и телес, не просто образованный верующий, но талантливый ученый-хирург с мировым именем и архипастырь? Святым Пантелеимоном нашего времени называли архиепископа Луку православные священники в зарубежье, и это сравнение было пророческим: 11 июня (н.ст.) 1996 года он был прославлен как святой, в Земле Русской просиявший. Как же смог он совместить «несовместимое»? На вопрос этот ответил он сам словами из Псалма 50: «Се бо, истину возлюбил еси; безвестная и тайная премудрости Твоея явил ми еси». Древний род Войно-Ясенецких известен с XVI века, но к тому времени, когда в 1877 году родился будущий святитель Лука, семья их жила небогато. Однако, отец его, владевший аптекарским магазином, смог дать своим чадам хорошее образование. Переезд Войно-Ясенецких из Керчи в Киев, а точнее, близость святынь Киево-Печерской Лавры, повлияла на становление веры юноши Валентина. Способствовала этому и глубокая религиозность родителей, любовь к благотворению матери, но более всего — особая благочестивость отца-католика, Феликса Станиславовича.

После получения аттестата зрелости, Валентин с небывалыми до того усердием и серьезностью прочитал подаренный ему директором гимназии Новый Завет, который произвел на молодого человека впечатление, на всю жизнь определившее его отношение к Православию.

Он выбрал трудный жизненный путь исповедника православной веры. Не сразу определился он с учебой.

С детства имея талант художника, Валентин, закончивший вместе с гимназией художественное училище, пытается поступить в Академию художеств, но любовь к гуманитарным наукам приводит его на юридический факультет.

Желание быть полезным простому народу и мудрый совет директора народных училищ определило, наконец, его судьбу: Валентин Войно-Ясенецкий в 1898 году становится студентом медицинского факультета Киевского университета им. св. князя Владимира. Таланты даром не пропадают.

Дарованные Богом и родителями, он не только сберег, но и приумножил: «Умение весьма тонко рисовать и моя любовь к форме перешли в любовь к анатомии… Из неудавшегося художника я стал художником в анатомии и хирургии».

Перед молодым врачом открываются неплохие перспективы, но желание помогать и любовь к бедным людям, приводят его в медицинский отряд Красного Креста.

Здесь, во время русско-японской войны, выпускник университета сразу же становится начальником хирургического отделения, а это — возможность самому распределять обязанности, и Войно- Ясенецкий берет на себя самое трудное, сразу же он начинает оперировать, и операции, как замечали сослуживцы, проходили безупречно.

Не только на войне, но и в больницах многих небольших городков, где впоследствии работал талантливый хирург, он не старался стать, как теперь говорят, узким специалистом.

Он применял свои таланты во всех областях медицины, оперируя, практически, на всех органах с одинаковым блеском: операции на суставах, костях, позвоночнике и головном мозге, почках, желчевыводящих путях, глазные и гинекологические… Сейчас такое и представить невозможно! Бедность земских больниц заставила столкнуться с проблемой наркоза, а последняя явилась толчком для научной деятельности — разработки нового метода обезболивания — регионарной анестезии, которую увенчала степень доктора медицины. Но особую любовь питал Валентин Феликсович к гнойной хирургии — в те трудные времена гнойные осложнения травм и воспалительных заболеваний были правилом. Как часто страдал ими простой трудовой народ, ради которого оставил в начале своего пути возможную научную карьеру будущий профессор. Как часто видишь брезгливо отворачивающихся от гнойной смердящей раны студентов, и даже некоторых врачей, так трудно представить эту особую любовь к «грязной работе» утонченного интеллигента. Может я преувеличиваю, не так уж и часто?.. Но никто кроме него не написал «Очерков гнойной хирургии», ставших не только классикой современной медицины, но и выдающимся художественным произведением. Никто другой не готов так публично исповедать свои грехи и ошибки, обвиняя себя в непрофессионализме, и перед аудиторией в 60000 человек (таков был тираж книги) сознаться: да, я — причина той или иной смерти. И это — в назидание другим… «Пожалуй, нет другой такой книги, которая была бы написана с таким литературным мастерством, с таким знанием хирургического дела, с такой любовью к страдающему человеку» — вот оценка труда ученого- хирурга одним из коллег Центрального института травматологии и ортопедии. 

Работа над книгой продолжалась многие годы трудных для Войно-Ясенецкого испытаний: во время войн, эпидемий, допросов и ссылок. Немало искушений претерпел уже Владыка Лука, недопустимо, как ему иногда казалось, сочетавший работу в морге и в гнойно-хирургическом отделении с архипастырским служением.

Но Господь открыл ему, и Владыка пишет в мемуарах: «… мои «Очерки гнойной хирургии» были угодны Богу, ибо в огромной степени увеличивали силу и значение моего исповедания в разгар антирелигиозной пропаганды», «Священный Синод… приравнял мое лечение раненых к доблестному архиерейскому служению, и возвел меня в сан архиепископа».

Даже богоборческая власть не смогла не оценить великого таланта: вызволенному из третьей ссылки Владыке предложили работу в крупном эвакогоспитале, а после войны в 1946-м он получил за свои «Очерки» Сталинскую премию 1-й степени.

Прочитав написанное выше, можно подумать: речь идет о каком-то идеализированном недосягаемом образе, даже упоминания о нелегких годах жизни тонут в восторгах и восхвалениях.

А он во многом был как все: жил заботами о семье, в поте трудился, грустил и радовался, уставал, терпел обиды и стойко, как многие из наших соотечественников, переносил начавшиеся глумления и откровенные издевательства над самым дорогим — верой, Царем и отечеством.

Свершилось страшное — вздыбленная, израненная революцией Россия стонала; в Ташкенте, где к тому времени Валентин Феликсович получил должность хирурга и главного врача большой городской больницы, стреляли. Чудом избежав смертного приговора «тройки», любые трудности он переносил спокойно и стойко. Работа в запредельном режиме не для выгод, во имя любви к ближнему, и неугасающая молитва, а значит, и помощь Божья, не позволяла озлобиться, сломаться.

Читайте также:  Приворот на сигарете, кто делал с кровью, как читать и последствия

Смерть жены ненадолго выбила из колеи. Оставшись с четырьмя детьми, он просит помощи у Бога, и Тот посылает доброго помощника, ставшего второй матерью для детей, бездетную вдову, операционную сестру Софию Сергеевну. Много домыслов и подозрений витало вокруг семейства, но в мыслях и отношении своем к Софии Сергеевне В. Ф. Войно-Ясенецкий был чист.

Он трудится дни и ночи, пишет, молится. Он становится организатором Туркестанского университета, где на медицинском факультете занимает должность профессора, заведующего кафедрой топографической анатомии.

Мало того, участвует в заседаниях церковного братства, не пропускает воскресных и праздничных служб, выступает на диспутах, защищая чистоту Православия от живоцерковной ереси, которой безбожная власть пыталась заменить веру отцов. По окончании одного из диспутов, Владыка Иннокентий, присутствовавший на собрании, сказал Валентину Феликсовичу: «Доктор, Вам надо быть священником».

Вскоре это свершилось, вызвав сенсацию в Ташкенте, бурю разнообразных чувств среди студенческой молодежи и профессуры, негодование и злобу властей. Он не страшится пострадать за веру, терпит нападки атеистов, непонимание со стороны безбожных коллег и учеников, оскорбления и угрозы представителей новой власти.

На подмостках театров страны играется чудовищная в своей лживой сути пьеса, где в одном из персонажей можно узнать Войно- Ясенецкого, как врага советской власти, как тормоз в развитии передовой пролетарской научной мысли. Два известных советских писателя дерутся и судятся между собой, оспаривая приоритет авторства.

Приоритет подлого доноса! Но, совмещая труд врача, ученого и пастыря, он читает лекции по анатомии в рясе с крестом, не начинает операцию, не помолившись перед иконой, которая всегда перед ним в операционной. И только высочайший талант хирурга, профессионализм, честность, требовательность к себе и подчиненным, долгое время защищает его от репрессий.

«Работа должна выглядеть, как бриллиант, куда его ни повернешь, он блестит». Вот так блестел в работе выдающийся хирург-ученый, так блестела и вера православного пастыря.

Он не мог быть незамеченным, он должен быть продолженным, его путь должен был быть непростым и долгим, и закончиться только тогда, когда он выполнит до капли отмеренное ему на земле предназначение.

Еще во время работы в земской больнице Переславля, когда молодой доктор задумал написать книгу по гнойной хирургии, он с удивлением замечает появление в себе неотвязной мысли: «Когда книга будет написана, на ней будет стоять имя Епископ». Это и произошло, но только издатели слово «епископ» опустили.

Во время раскола, когда против Патриарха Тихона восстало поддержавшее Живую Церковь духовенство, отец Валентин Войно- Ясенецкий становится епископом Лукой. Вскоре — первый арест, обыски, подвалы ГПУ, ссылки. Около двенадцати годов тюрем и ссылок: Красноярск, Архангельск, Большая Мурта Красноярского края, Енисейск, Туруханск… Из жаркого Ташкента к вечной мерзлоте.

Никакие обстоятельства не могут сломить архиепископа Луку — он ни на минуту не оставляет своей врачебной практики, он и в ссылке Архиепископ. Унижения, сырые камеры, бессонные ночи, допросы конвейером, не умаляют его любви к ближнему: однажды подаренный им полуголому, дрожащему от холода шпаненку тулупчик, спасает Во время арестов и ссылок.

Владыку от неизбежных издевательств уголовников на этапах: вежливо они приветствуют его, называя «батюшкой». Любой вор и бандит, как убедился Владыка, чувствует и ценит простое человеческое отношение. В начале Великой отечественной войны народу и властям потребовался уникальный хирургический талант Владыки.

Он возглавляет крупнейший госпиталь, консультирует, оперирует и одновременно, спасая солдат, участвует в работе Священного синода, несет наитруднейшее церковное служение — управляет Красноярской кафедрой, затем, с 1944 года — Тамбовской. Имя хирурга-архипастыря становится известным во всем мире.

Десятки наименований научных трудов и книг, 11 томов духовных произведений, проповедей оставил после себя Владыка Лука, избранный в 1954 году почетным членом Московской духовной академии.

Классическими стали «Очерки гнойной хирургии» (первое издание в 1936г.

) и только недавно увидевший свет в России богословский труд «Дух, душа, тело», где анатом и хирург, проведший неисчислимое количество операции и вскрытий, пишет о сердце, как о вместилище нематериальной души, как органе Богопознания! Пятнадцать последних лет жизни архиепископа Луки (с 1946 по 1961) прошли в Симферополе, где, занимая архиерейскую кафедру, он не оставляет научную и практическую деятельность врача вплоть до того момента, пока перенесенная в 20-е годы болезнь не привела его к полной слепоте. Там в голодные послевоенные годы на кухне архиерея всегда готов, пусть немудреный, обед для нескольких человек: «На обед приходило много голодных детей, одиноких старых женщин, бедняков, лишенных средств к существованию. Я каждый день варила большой котел, и его выгребали до дна. Вечером дядя спрашивал: «Сколько сегодня было за столом? Ты всех накормила? Всем хватило?» (Из воспоминаний В.Прозоровской, племянницы Архиепископа Луки). Владыка консультирует приезжающих издалека больных, ставя диагноз, устраивая на лечение и операцию… Но слепота не стала помехой в служении Церкви и в оказании помощи людям. При совершении богослужений, находящиеся в храме не подозревали, что служит слепой епископ. А Бог в его немощи дал ему новую благодатную силу для лечения болезней.

Каждый, оценивая происходящее, имеет в основе суждения свой опыт, вкладывающиеся в него воспитание, образование души и ума, привитое мнение близких людей и любимых авторитетов: в литературе, в культуре, в науке, в вере. В безверии, в том числе.

Понятие чуда, поэтому, для кого-то — совпадение, для кого-то — просто бабушкина сказка, для кого-то — нераскрытая закономерность, для кого-то — продукт больного воображения. Так или иначе, необычайность, неестественность, а вернее, надъестественность чуда — в нарушении законов физического мира.

Для верующего в Бога чудо ежедневно и повсеместно: почему Создатель мира и законов его не может нарушить привычный порядок для каких-то благих целей? Силу творить чудеса, или «дивные дела», дарует Господь людям обращенным к Нему, чистым нравственно, имеющим любовь к ближнему не меньшую, чем к самому себе.

Мария Митрофановна Передрий получила помощь от архиепископа-хирурга и при жизни, и после смерти. Еще когда был жив Владыка Лука, у Марии Митрофановны начала гноиться и болеть губа. Куда она ни обращалась, ни один врач не смог ей помочь. Тогда она обратилась к Владыке, и он вылечил ее. В 1989 году заболел ее муж Григорий.

Она пошла к могиле святителя и слезно просила его о выздоровлении мужа. Пришла домой и удивилась, что муж поднялся с постели, начал ходить по комнате и впоследствии чувствовал себя хорошо. Лариса Яцкова свидетельствует о том, что с лета 1993 года до весны 1994 года у нее сильно болел левый глаз. Боль распространилась и на левую часть головы.

Особенно она усиливалась к вечеру. Мучимая тяжкими болезнями, она приехала на могилу святителя и получила исцеление. Это лишь некоторые из чудес святителя Луки, все их перечислить трудно. Преставился святитель Лука 11 июня 1961 года. 24-25 мая 1996 года в Симферопольской и Крымской епархии состоялось торжество прославления святителя Крымского Луки.

«Церковь причисляет к лику святых подвижников веры и благочестия, исповедников и мучеников. И она сегодня прославила нового святого угодника, который отныне будет нашим молитвенником и покровителем…» — сказал после окончания службы Блаженнейший Владимир, митрополит Киевский и всея Украины.

Заканчивая краткое описание жизненного пути человека, как многие теперь из нас, верующего врача, мы видим: он был лучше нас, и видя в нем недосягаемую для нас святость, мы все же можем запросто обратиться к нему, как посреднику, ходатаю перед Богом, с просьбой освятить нашу жизнь, наши дела:

«Святителю отче Луко, моли Бога за нас»

X Имя пользователя * Пароль * Запомнить меня

  • Регистрация
  • Забыли пароль?
  • Источник: https://www.bookol.ru/religiya_i_duhovnost/pravoslavie/303470/fulltext.htm

    Как святитель Лука Крымский приближал победу

    «Я, епископ Лука, профессор Войно-Ясенецкий, отбываю ссылку в поселке Большая Мурта Красноярского края. Являясь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта и тыла, там, где будет мне доверено. Прошу ссылку мою прервать и направить в госпиталь. По окончании войны готов вернуться в ссылку. Епископ Лука».

    Это письмо на имя председателя президиума Верховного Совета М.И. Калинина написал святитель Лука в начале войны, находясь в своей третьей ссылке. Он терпеливо сносил все пытки и издевательства в тюрьме, но не мог перенести того, что его опыт и знания останутся незадействованными во время войны, что он не сможет помочь раненым, не сможет облегчить их  страдания.

    И разрешение было дано. Профессор Войно-Ясенецкий был переведен в Красноярск, где проработал главным хирургом военного эвакуационного госпиталя и консультантом десятков госпиталей (общей численностью — 10 тысяч коек) на протяжении нескольких лет. В операционной святитель Лука мог проводить до 11 часов, выполняя уникальнейшие и сложнейшие операции.

    Хирург Н.В. Зиновьева писала, что владыка учил своих помощников «человеческой хирургии»: с каждым раненым он вступал в личные отношения, каждого помнил в лицо, знал фамилию, держал в памяти подробности операции и послеоперационного периода. Он всегда следовал своему принципу: «Для хирурга не должно быть «случая», а только живой страдающий человек».

    Параллельно профессор Войно-Ясенецкий работает над трудом «Очерки гнойной хирургии» и «Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов».

    В своей работе святитель Лука  опирался на собственный опыт, полученный в годы русско-японской, Первой мировой и Граж­данской, на опыт лечения травм в мирное время.

    Практические и теоретические результаты, достигнутые им, современники относили к разряду выдающихся.

    • В Красноярском госпитале святителем Лукой был впервые произведен новый вид оперативного вмешательства, заменивший ампутацию конечности, что стало спа­сительным для жизни многочисленных раненых и уберегло их от дальнейшей инвалидности.
    • В конце 1943 года Войно-Ясенецкий  по окончании своей ссылки переехал в Тамбов, к этому времени он уже был возведен в  сан архиепископа.
    • Работа профессора не переставала вызывать восхищение у коллег.
    • Открытка, подписанная святителем Лукой в честь Пасхи и Дня Победы 1945. Pravlife
    • Есть воспоминания очевидцев, которые в годы войны работали в госпитале со святителем Лукой в Тамбове:

    « — …Позвольте хоть глазком на владыку Луку посмотреть! — умоляли мы врачей перед обходом Войно-Ясенецкого. Вытягивая шеи, затаив дыхание, мы прятались возле дверей. А он, в подряснике, халате и с крестом на шее, шел в палаты. Доктор-священник… Это было чем-то невероятным. Особенно в те годы, когда, казалось бы, наступление воинствующего атеизма должно было наголову разбить всяческую веру.

    В 1944 году я училась в Тамбовском пединституте. Нас, студенток, направили на курсы медсестер при базовом военном госпитале в Тамбове, где преподавали военные врачи. А мы делали всю сестринскую работу — перевязки, уколы, уход за больными. Кого-то покормить, кому-то надо было свернуть самокрутку. В ночные дежурства приходилось стирать и кипятить бинты — их катастрофически не хватало.

    Как только мы приехали в госпиталь, то увидели огромную толпу народа в местной церкви. Много там стояло военных, ранбольных.

    Это показалось удивительным: перед войной в храме и появляться-то было небезопасно, чревато неприятностями в институте и на работе. Преимущественно туда ходили старушки.

    Правда, в военные годы власть ослабила накал борьбы против религии, и многие церкви, ранее бывшие на замке, открылись. Но в этот храм просто невозможно было пробиться.

    — Сам владыка Лука читает проповедь! — сказал нам молодой парень с костыльком. Так мы впервые услышали это имя.

    Читайте также:  Молитва варваре великомученице

    Весь Тамбов тогда был в госпиталях, и Войно-Ясенецкий курировал многие, в том числе и наш. Когда владыка Лука появлялся, окна облеплял народ: представительный, с седой бородой епископ в полном облачении подъезжал на пролетке к госпиталю, где оперировал тяжелораненых и вел прием 2-3 раза в неделю.

    Мы дежурили в палатах, где лежали уже прооперированные пациенты. Больные восхищались Войно-Ясенецким, очень многих епископ Лука вернул в строй. Ходили легенды о его врачебном искусстве.

    В палатах доктор читал молитвы, потом проводил все процедуры. А перед операцией спрашивал пациента, верующий ли он. Никто от веры не отказывался. Церковь заполняли выздоравливающие раненые…».

    Святитель Лука Крымский моли Христа Бога о нас!

    Христос Воскресе! 

    Источник: https://pravlife.org/ru/content/kak-svyatitel-luka-krymskiy-priblizhal-pobedu

    Свт. Лука Крымский, архиепископ и врач

    Святый угодник Божий Лука, просиявший в сонме святых Церкви Христовой как исповедник, явил в своем лице образ доброго пастыря, исцеляющего недуги как душевные, так и телесные, показал пример сочетания служения архипастыря и врача.

    Святитель Лука архиепископ Крымский. День памяти — 11 июня

    Его богословские трактаты пробуждают веру и убеждают сомневающихся в истинности бытия Божия, опровергая различные псевдонаучные теории. Свои подвигом святитель показал, что есть «несение креста Христова».

    Подобно дивному светилу воссияло имя святителя и исповедника Луки (в миру Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого) в небесном сонме угодников Божиих! Он был известен в основном в научной среде как врач-хирург.

    В те­че­ние мно­гих лет Ва­лен­тин Фе­лик­со­вич ра­бо­тал зем­ским вра­чом в са­мых раз­ных ча­стях Рос­сии – от юга ро­ди­ны до са­мых край­них то­чек на се­ве­ре стра­ны. В са­мый раз­гар ан­ти­ре­ли­ги­оз­ной про­па­ган­ды про­фес­сор, глав­ный врач боль­шой боль­ни­цы го­ро­да Таш­кен­та, хи­рург при­ни­ма­ет свя­щен­ный сан.

    «При ви­де ко­щун­ствен­ных кар­на­ва­лов и из­де­ва­тельств над Гос­по­дом на­шим Иису­сом Хри­стом мое серд­це гром­ко кри­ча­ло: «Не мо­гу мол­чать!“. И я чув­ство­вал, что мой долг – за­щи­щать про­по­ве­дью оскорб­ля­е­мо­го Спа­си­те­ля на­ше­го и вос­хва­лять Его без­мер­ное ми­ло­сер­дие к ро­ду че­ло­ве­че­ско­му», – вспо­ми­на­ет он.

    В 1923 го­ду отец Ва­лен­тин (Вой­но-Ясе­нец­кий) при­нял мо­на­ше­ский по­стриг с име­нем Лу­ка и был ру­ко­по­ло­жен во епи­ско­па.

    В сане епи­ско­па за ис­по­ве­да­ние пра­во­слав­ной ве­ры про­шел тер­ни­стый путь ла­ге­рей, при­ни­мал уча­стие в Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войне, в 1946 го­ду воз­ве­ден в сан ар­хи­епи­ско­па, на­граж­ден пра­вом но­ше­ния брил­ли­ан­то­во­го кре­ста на кло­бу­ке.

    За вы­да­ю­щи­е­ся на­уч­ные тру­ды «Очер­ки гной­ной хи­рур­гии» и «Позд­ние ре­зек­ции при ог­не­стрель­ных ра­не­ни­ях круп­ных су­ста­вов» был на­граж­ден Ста­лин­ской пре­ми­ей I сте­пе­ни, а за уча­стие в Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войне ме­да­лью «За доб­лест­ный труд в Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войне 1941–1945 гг.».

    Прак­ти­че­ски до по­след­них дней свя­ти­тель Лу­ка со­че­тал епи­скоп­ское слу­же­ние с хи­рур­ги­че­ской прак­ти­кой. В 1995 го­ду он был при­чис­лен к ли­ку свя­тых Укра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, в 1999 го­ду – к ли­ку свя­тых Крас­но­яр­ской епар­хии.

    А в год 2000-летия Рождества Христова архиепископ Лука Крымский (Войно-Ясенецкий) был прославлен Освященным Архиерейским Собором в лике святых священноисповедников. 18 марта 1996 г. состоялось обретение святых мощей архиепископа Луки, которые в настоящее время почивают в Свято-Троицком кафедральном соборе Симферополя.

    Выдающийся врач-хирург, практикующий в советских клиниках и одновременно иерарх Русской Православной церкви? Как можно было совмещать, казалось бы, несовместимое в годы атеистического террора? Природа этого поистине уникального явления до сего времени остается для многих загадкой.

    Постичь ответ на этот вопрос помогает житие Святителя Луки, составленное игуменом Дамаскиным (Орловским)[1]. Житие это вошло в месяцеслов российских новомучеников ХХ века, создаваемый по благословению Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия.

    Неизмеримо много совершил он для нашей Святой Матери-Церкви, всего Богохранимого Отечества нашего. Неизмеримо высокой была его любовь к Богу и ближнему, неизмеримо тверда вера евангельская! Поистине это был светильник, избранный благоуханный сосуд Святой Единосущной и Нераздельной Троицы.

    Для жителей благодатного Крыма день памяти этого великого угодника Божия имеет совершенно особое значение. Именно здесь, в Богоспасаемом граде Керчи, 27 апреля 1877 года родился будущий святитель.

    На Крымской земле с 1946 по 1961 год совершал он свое великое и многотрудное архипастырское служение и завершил земное странствие.  И скончался преосвященнейший Лука 11 июня 1961 г. — в День Всех святых, в земле Российской просиявших. Но все мы знаем, что сей великий пастырь и поныне  не оставил свою паству.

    Когда-то известный историк Василий Осипович Ключевский, исследуя жития святых, пришел к выводу, что: «Есть имена, которые выступили из границ своего времени, потому что дело сделанное таким человеком по своему значению далеко выходило за пределы своего века, своим благотворным действием глубоко захватило жизнь дальнейших поколений и постепенно превратилось в народную идею, а самое дело из исторического факта стало практической заповедью, заветом, тем, что мы привыкли называть идеалом».

    Житие Святителя Луки подтверждает этот вывод.

    Его имя преодолело границы века и возвращается в память народа как образец служения Отечеству, как пример стояния человека в духовно-нравственном совершенстве независимо от внешних, нередко трагичных, для земного человека поворотов его бытия.

    Его биография преобразилась в житие и являет нам личность уникальную. Как известно, термины «житие», «святой» были исключены из лексики советского человека, исчезли они из всех издаваемых словарей, они лишь недавно вернулись в нашу жизнь.

    Поэтому мы, все ещё наследуя образовательный багаж советской школы, не всегда улавливаем разницу между этими понятиями. В святоотеческом изъяснении — житие – это не биография, в которой представлены сведения и факты о земной жизни человека.

     Житие — даже не есть жизнеописание подвижнической жизни. Это воскрешение духовного подвига человека святого, осуществившего евангельский ИДЕАЛ на земном пути в жизнь вечную.

    Житие доносит до читателя духовный смысл мотивации поступка, выбора тех или иных решений, фактов жизни святого.

    Священноисповедник Лука (Войно-Ясенецкий)

    Человек святой и историческая личность – также не одно и то же. Святой это всегда созидатель цивилизационных основ и традиций своего народа. Его жизнь простирается в вечность.

    Историческая личность, как таковая, жизнь вечную не наследует, действует в системе земных координат исторического времени.

     Более того, нередко выступает как сила разрушительная, если действует не в русле традиций народной жизни: Ленин, Сталин, Пётр I, — все они и сотни тех, кто яростно ломал устои русской цивилизации, бесспорно, исторические деятели, исторические личности.

    Но их «великие» победы принесли народу горький плод. Среди наших исторических деятелей, конечно же, есть святые: благоверные князья Александр Невский и Дмитрий Донской, адмирал Федор Ушаков и другие.

    В их числе — архиепископ Лукаи тысячи новомучеников, кровью которых, — по словам Святейшего Патриарха Алексия II, — ныне созидается «наша Русская Православная Церковь, которая, выйдя из эпохи гонений и преследований, совершает духовное и нравственное обновление нашего народа, потерявшего в результате семидесяти лет воспитания в духе безверия духовные и нравственные основы жизни». Роль Святителя Луки в этом созидательном процессе — огромна.

    Много пришлось претерпеть угоднику Христову в тяжкую годину богоборчества. Три ареста, одиннадцать лет тюрем и ссылок, многочисленные несправедливые поношения и издевательства не смогли поколебать в нем твердости духа и верности заповедям Спасителя.

    Даже находясь в заточении и ссылках, архипастырь неустанно продолжал врачевать души и тела страждущих. И доныне в Красноярске, Енисейске, Тюмени, Омске, Новосибирске, Туруханске, Архангельске, во многих городах и весях Руси Святой, люди с благодарностью вспоминают его самоотверженные труды.

    Святитель Божий Лука внес неизмеримо высокую лепту в возрождение духовной жизни общества. Неустанно обращал он сердца пасомых своих к подлинным духовно-нравственным ценностям, убедительно доказывая, что именно «духовность есть высшее достижение человеческой души».

    • По слову святителя, «люди, по духу сродные Богу Любви, воспринимают Духа Святого и неуклонно совершенствуются в добре и любви… »
    • Будем же, дорогие братья и сестры, неустанно черпать из этого поистине неиссякаемого кладязя мудрости христианской, всем сердцем припадая к нашему великому небесному ходатаю.

    Источник: http://www.brooklyn-church.org/svetilo-zemli-krymskoj.html

    «Святой Лука Крымский. Целитель Лука». Документальный фильм

    Святой Лука Крымский принадлежит не к какой-то далeкой эпохе. Это святой нашего времени. По нему почти нет хроники, но это только на первый взгляд. На самом деле он оставил нам многое.

    Вместо фотографий — иконы. А вместо хроники — исцеленные пациенты. Его жизнь — поступки, которые совершенно непонятны современному человеку. С точки зрения простого обывателя, Лука (Войно-Ясенецкий) все делал «не так, как надо».

    Губил карьеру врача, портил отношения с властями, отказывался от высоких постов, не брал денег с пациентов.

    Он мог стать художником и пачкать руки лишь красками, а стал архиепископом, жертвой политических репрессий и «мужицким лекарем».

    Больных он спасал при жизни, продолжает исцелять их и после смерти. Евгений Ефремов считает, что у него два дня рождения. Девять лет назад он попал в реанимацию с проломленной головой. Врачи уже готовили родственников к худшему.

    Но благодаря молитвам Святому Луке Женя сегодня полностью здоров. Авторы фильма побывали в Симферополе. Здесь Лука служил и принимал больных последние годы своей жизни.

    Возможно, это просто совпадение, но возвращение Крыма в состав России произошло в день обретения мощей Святого Луки.

    В Симферополе мы нашли внучатую племянницу Святого. Она рассказала, каким был ее «дядечка», как она его называла. Как он жил последние 15 лет своей жизни. Мы нашли человека, который видел Луку, еще будучи студентом. Анатолий Бабанин почитает Святителя и мечтает ввести в обязательную программу для студентов-медиков клятву Войно-Ясенецкого.

    Врачи Симферополя создали особое сообщество православных медиков. Они почитают Святителя, просят о помощи. Мы встретились с хирургом Виктором Шуваевым, заведующим отделением костно-гнойной инфекции. За свою жизнь он такое перевидал, что, кажется, его ничем не удивишь.

    Но пару лет назад с ним произошло настоящее чудо — он исцелился от болезни, которая мучила его 18 лет.

    Сохранились вещи, предметы и мебель св. Луки, они сегодня хранятся в музее на территории Свято-Троицкого монастыря Симферополя. Испытываешь удивительные ощущения, когда видишь очки, книги или инструменты Святого. Здесь царит особая атмосфера.

    Мощи святителя Луки хранятся в серебряной раке, которую в 2002 году подарили греческие священнослужители — митрополит Нектариос (Андонопулос) и отец Михаил. А сам монастырь стоит на улице Одесской, которая до 46-го года была Греческой. И в этом тоже есть особый знак.

    Парадоксально, но факт — Святого Луку Крымского в Греции почитают больше, чем в России, хотя в этой стране Святитель не был ни разу. Здесь более 30 храмов имени Святителя Луки. Оказывается, греки узнали о нем благодаря митрополиту Нектарию (Андонопулосу). Его так поразила жизнь Войно-Ясенецкого, что свою жизнь он решил посвятить распространению знаний о Владыке Луке.

    Мы записали интервью с Митрополитом Нектарием. Он показал удивительные иконы Луки, сделанные греческими мастерами, которые совсем не похожи на наши, познакомил нас с людьми, которые по молитвам Святому Луке остались живы или исцелились от тяжелых болезней.

    Съемки фильма проходили и в Ташкенте. Городе, где произошел перелом в душе Святителя, тогда еще молодого врача. Здесь он стал священником, отсюда его впервые забрали в ссылку, здесь же он потерял свою любимую женщину. Хирурги Ташкента провели нас в операционную, где работал Войно-Ясенецкий, жители показали его дом.

    По биографии святителя Луки можно изучать историю и географию России. Он пережил русско-японскую, Первую мировую войну, революцию, Гражданскую и Великую Отечественную войну, гонения на Церковь, лагеря и ссылки. Самая долгая ссылка была в Красноярский край.

     Именно здесь сегодня ходит поезд имени Святого Луки — передвижной консультативно-диагностический центр «Доктор Войно-Ясенецкий (Св. Лука)», в простонародье просто — поезд здоровья. Он ходит по самым отдаленным деревням и селам Красноярского края, там, где когда-то отбывал ссылку Святой Лука.

    Мы расскажем, как ведется прием больных, как живут и работают врачи.

    В Севастополе мы нашли священника, который как две капли воды похож на Святителя Луку. Более того — сходство не только внешнее, но и биографическое. Отец Вячеслав, так же, как и Лука, был хирургом, а потом — стал священником. В Тамбове мы отыскали медсестру, которая в военные годы работала вместе с Лукой. Сегодня ей 97 лет.

    Святой Лука Крымский. Этот человек стал легендой XX века, объединив, казалось бы, противоположные вещи: высокую образованность легендарного хирурга и глубокую веру православного архиерея. Белый халат и черная ряса были с ним до конца дней. Он мог отказаться от денег, от комфорта, от славы. Но отступить от своего пути — никогда.

    Источник: https://www.1tv.ru/doc/pro-religiyu/tselitel-luka

    Ссылка на основную публикацию